Статья, которую мы размещаем на сайте в эти майские дни, была написана на основе документальных материалов в преддверии празднования 71-й годовщины Победы. Факты, представленные в ней, так же, как и в предыдущей работе шведского журналиста, никогда прежде не публиковались. Казалось бы, идейно эти два журналистских расследования, никак не связаны между собой. Однако их объединяет человек, музыкант и замечательная личность: преподаватель Саратовской консерватории по классу скрипки, один из её отцов-основателей - профессор Викентий Викентьевич Зайц. Это имя не забыто, не стёрто из памяти саратовских музыкантов за вековую историю консерватории. Дело отца продолжила его дочь: 100-летие со дня рождения Лидии Викентьевны Зайц в конце 2016 года, наверняка, не пройдёт мимо внимания её многочисленных учеников и поклонников...

А вот о другом члене этой талантливой семьи саратовских музыкантов не было известно почти ничего долгие годы даже самым близким людям. Вячеслав Викентьевич Зайц, пианист и органист, ушёл добровольцем на фронт летом 1941 года и пропал без вести. Сохранившиеся архивные материалы о нём лишь в малой степени дают представление о его трагической судьбе.

Автор статьи надеется, что впервые представленные сведения о рядовом Великой войны Вячеславе Зайце будут значимы не только для тех, кто занимается историей своей альма-матер и уважает её традиции. Пусть это заставит нас мысленным взором приблизиться к неизбывной народной трагедии, солдатскому мужеству и осознанию своего долга перед Родиной.

 


*   *   *

«Взгляни на снимок - я на нём живой...»

Маргарита Шашкина,
ведущий архивист
Государственного  архива Саратовской области,
член Союза журналистов России

 

«Нет, не вычеркнуть войну.
Ведь она для поколенья
нечто вроде искупленья
За себя и за страну».

                          Давид Самойлов

 

1 Вячеслав Зайц, студент Московской консерв. 1938 г. Из фондов Саратовского музея краеведения.

Вячеслав Зайц, студент Московской консерв. 1938 г.
Из фондов Саратовского музея краеведения.



 
Конечно, я не знала никого из тех, о ком думаю и пишу сегодня. Просто судьбы этих людей, горожан, моих соотечественников, близостью и болью коснулись меня. Так всегда бывает со мной, когда приближается самый любимый праздник в мае. И в моей семье тоже есть тоненькая пачка фронтовых треугольников, карандашные строки из которых я помню наизусть. Мой дед писал их когда-то в Саратов из воинских эшелонов и окопов своей молодой жене, вскоре вдове, моей будущей бабушке. Дед пропал без вести под Вязьмой осенью 1941-го. Ни его дочь, моя мама, ни я за все годы так не смогли искупить этот грех: узнать о его последних минутах. Имеем лишь официальные архивные сведения: в плену он не был. Значит, стал землёй и травой, защищая  родную Смоленщину...

В апреле 1985 года, накануне 40-летия Победы, в Саратовский областной краеведческий музей (СОМК) пришла Лидия Викентьевна Зайц, доцент Саратовской консерватории. Почему именно в этот период своей жизни она захотела отдать на хранение в музей письменные свидетельства о своём брате Вячеславе Зайце, ушедшем добровольцем на фронт летом 1941 года и пропавшем без вести, мне неизвестно. Пианист и органист, он был выпускником Московской консерватории (как, впрочем, и его сестра-скрипачка).Эти документы, свидетельства времени, сохранились. Тогда, 31 год назад, родителей, получавших письма своего сына в первые месяцы войны, уже давно не было в живых. Самой Лидии Викентьевне было отмерено ещё 15 лет земной жизни...
 
     
Вячеслав и Лидия были детьми человека, имя которого хорошо знают саратовские музыканты: скрипач, профессор Викентий Викентьевич Зайц (1884-1963) стоял у истоков музыкального образования «столицы Поволжья», был одним из первых преподавателей консерватории, открывшейся в Саратове в 1912 году. В этом же, 1912 году, в семье Викентия Викентьевича родился сын Вячеслав. Дочь Лидия появилась на свет четырьмя годами позже. И дочь, и отец несколько десятилетий отдали преподавательской работе в Саратовской консерватории: Лидия Викентьевна работала с 1943 по 1998 год, Викентий Викентьевич и того больше - полвека.

Можно только предполагать, как сложилась бы судьба талантливого молодого человека из Саратова, если бы не война. Вячеслав Зайц  был в числе тех представителей Московской консерватории, которые в первые, самые страшные дни вражеского нашествия по зову совести и сердца ушли в Народное ополчение и погибли - на поле боя или в немецком плену. В Московской консерватории есть памятная доска, где высечены имена студентов, преподавателей, служащих и рабочих, погибших в боях за Родину. Среди них - имя красноармейца, рядового Вячеслава Зайца.
 
     
Нам позволено заглянуть в книгу жизни и смерти этого человека, разделившего судьбу миллионов людей своего поколения. И это стало возможным только потому, что родители, оплакав сына, сохранили его письма с фронта, а любящая сестра, помня о нём, приняла решение отдать эти пожелтевшие листочки хранителям памяти, музейщикам. В фондах краеведческого музея эти документы пролежали 31 год. Теперь они перед нами. Как и фотография студента Московской консерватории В.В. Зайца. 1938 год. До войны была ещё целая жизнь...  
     

 
___________________________

Из описания документальных материалов, переданных на хранение в Саратовский областной музей краеведения (СОМК) Лидией Викентьевной Зайц, сестрой участника Великой Отечественной войны Вячеслава Викентьевича Зайца (1912-1944).
 
 
  «В.В. Зайц  родился 10 мая 1912 года в Самаре (Куйбышеве), семья сразу же переехала в Саратов. Русский, беспартийный. Окончил Саратовское музыкальное училище, в мае 1941 г. - Московскую консерваторию.

В июле 1941 года ушёл на фронт в составе 8-й дивизии Народного ополчения Краснопресненского района города Москвы (затем подразделение стало 8-й стрелковой дивизией). Участвовал в обороне  Москвы, в наступательных боях. В апреле 1942 года в районе города Юхнов (ныне Калужская область) попал в плен. Находился в лагере № 304 на станции Цайтхайн в Саксонии. Умер от последствия ран и туберкулёза 8 апреля 1944 года.


Был активным участником подпольной организации лагеря, занимался изготовлением карт, используя которые заключённые совершали побеги. Сведения о его подпольной работе см. в книге С.П. Злобина «Пропавшие без вести». Писатель сам находился в лагере  и лично знал Вячеслава Зайца.

Сведения подтверждаю. Лидия Зайц. 15 апреля 1985 г.».

___________________________

14/III-59. Москва. Уважаемый Викентий Викентьевич!

В апреле текущего года состоится встреча участников подпольной организации лагеря № 304 (Цайтхайн), где скончался от туберкулёза Ваш сын. Инициативная группа по организации встречи просит Вас выслать послед
нюю перед войной карточку Вячеслава, который честно и самоотверженно трудился для побегов военнопленных на Родину. Фото мы репродуцируем для выставки, а затем вышлем Вам в целости.

Пишу роман «Пропавшие без вести». Заканчиваю работу. В числе немногих других образ Вашего сына запечатлён в романе с его подлинным именем и фамилией. Это всё, что я могу сделать для памяти моего товарища.

Заранее благодарю Вас и прошу не тревожиться о возврате портрета Вячеслава. Уважающий Вас - Степан Злобин.

___________________________

«Картограф Слава... Его худоба, измождённость говорили  без слов, что он умирает от туберкулёза. И в самом деле он умирал, этот молодой саратовский музыкант. Слава почти твёрдо знал, что ему, несмотря на все
усилия и старания, не вернуться домой, что ему не суждено пройти по Германии, чтобы выйти к своим и снова вступить в ряды сражающихся сограждан. Но мысль о том, что вычерченная его рукой карта поведёт другого этим путём, что, может быть, его товарищ минует посты и заставы, пройдёт через фронт и будет сражаться с фашизмом,  - эта мысль и это сознание давало ему силы.

И когда миновала опасность, и немцы удалялись из лазарет
а, Слава снова брался за рейсфедер и кальку и часами не поднимал длинных, пушистых ресниц от своей работы. Ведя по бумаге перо, которое пролагало путь друзьям на Родину, Слава сам как бы шёл этими дорогам, шагал по асфальтовому шоссе, пробирался по ночным деревням, по лесу, переплывал реки...

Смертная тоска лишала его сна. Но с радостным оживлением он принял заказ на работу по южному варианту побегов...».

(С.П. Злобин, «Пропавшие без вести». Книга вторая, ч.3, стр.381 (М., «Советский писатель», 1964).
  
 
________________________
Письма в родной город
 
  Саратов, ул. Армянская1, дом №3. Зайц

 Дорогие Папа, Мама, Лидуша и Милечка2! Желаю Вам в этом году здоровья... Пусть бодрость и труд подкрепят нас в нашем трудном, но правом деле. Мы же в свою очередь постараемся скорее освободить нашу любимую Родину от подлого врага, чтобы снова жить полной счастливой жизнью. Чувствую себя хорошо, работаю много.

Была у меня, кстати, Иринка3. Всё жду её весточки. После работы иногда нахожу время... поигрываю на приличном рояле. Кое-что уже вспомнил, играл даже на одном из наших концертов. Играл по нотам: Чайковского «Июль» и Скрябина 12-й этюд, как раз на следующий день после освобождения Клина. (Город Клин был освобождён 15 декабря 1941 года - авт.).

Как-то Ваша работа? Какие успехи у Милечки? Вообще мне многое хотелось бы знать о Вас... Вашу любовь и внимание к себе чувствую даже
и без писем. Привет всем знакомым и друзьям. Пишите. Любящий Вас Слава.

1Улица Волжская.
2Милий, сын Лидии Викентьевны.

3Личность пока не установлена. Вероятно, жена.

*   *   *

10 января 1942 г.

Дорогие Папа, Мама, Лидуша и Милька! Как Вы живёте и как себя чувствуете? Я по-прежнему живу хорошо и даже лучше, так как уже нахожусь на фронтовой полосе и вижу, как немцы бегут и получают по заслугам за свои деяния. Наши полки гонят и бьют их. Видал я пленных в синих шинельках... В таком виде прохладно у нас зимой. А снег всё валит и валит. Не пройти и тем более не проехать. Работать приходится много, но и здесь успеваю иногда играть. В хате, где размещается комдив, есть пианино, которое я отремонтировал и иногда играю. Ну, вот и все мои новости. Пишите о себе. Привет всем. Любящий Вас Слава. В последний Иркин приезд мы с ней сфотографировались, когда получу снимки - пришлю...

*   *   *

26 февраля 42 г.

Дорогие  мои Папа, Мама, Лида и Милёнок! Скучаю, не имея от Вас писем, и жду момента получения их целой пачкой. Уже второй день живу в хорошей хате: тепло, светло, четверо детей и нас человек двенадцать. Сегодня даже пил молоко. Часто вспоминаю о Вас и желаю, чтобы Ваша жизнь протекала н
ормально и с интересом. Мне тоже хотелось бы побывать на концертах и в театрах, и даже в кино... Слава.


*   *   *

27 февраля 42 г.

 Сегодня прекрасный день: красиво, морозно и легко. Легко вдвойне, т.к. сегодня ночью я получил огромное наслаждение, вымывшись в бане и сменив бельё. Бельём я запасся, в чём себя очень хвалю. Ну, это проза, правда, очень приятная.

Пишу Вам за столом, рядом печатает машинистка. В окна льются лучи уже горячего солнца, а за окнами дорога, за ней овраг, потом речка, лес и поле. Лес сосновый и еловый. Красиво.

Вчера вечером читали приказ Сталина к 24-й годовщине Красной Армии; как всё продумано, как чётко и правдиво. Будем бить врага как носителя идей кретина...

Дорогие мои! Как хочется, чтобы мы снова встретились и занялись бы общей созидательной работой. Мамочка! А ты всё ездишь на трамвайчике и ходишь пешком на ближний Верхний базар? Папа, а ты где занимаешься - дома или в консерватории, а Лида в училище? А как Саша, что пишет? Как наши соседи? Привет всем и наилучшие пожелания.


Пишите, мои родные, а главное читайте мои письма. И знайте, что я в полном порядке и часто думаю о Вас и люблю Вас. Целую. Ваш Слава.
 
 
____________________________

15/VII-45. Германия
  
 
  Уважаемый товарищ Зайц! С искренним приветом к Вам - Саша Гришанин. Сообщаю, что сегодня получил от Вас впервые открытку, на которую и спешу ответить.

Дорогие родители, для меня Ваш сын Вячеслав был моим самым лучшим другом. Я прилагал все силы, чтобы он жил, но болезнь взяла верх; полгода жизни упорным лечением ему продлил жизнь доктор Левченко.


Теперь сообщу о некоторых подробностях. В апреле 1942 года Вячеслав был тяжело ранен, имел до 10 ран. Сражался он до конца, пока стоял на ногах, затем был в бессознательном состоянии. Попал к немцам, находился в ряде лагерей. Потом попал в туберкулёзный лазарет лагеря смерти Цайтхайн, где был продолжительное время. Вячеслав состоял в подпольной антифашисткой организации, выполнял большую работу: чертил карты, по которым наши люди шли на Родину. Он изготовил свыше 50 карт.

Сын ваш перенёс очень многое... Очень о многом мне говорил. Ему удалось сохранить последнее письмо от отца, где описывалось, как шла подготовка к красноармейской олимпиаде, то есть ко Дню Кра
сной Армии. Часто вспоминал о Вас, дорогие родители, о своей жене и много говорил о сестрёнке. Волгу он никогда не забывал...

Дорогие родители, у Вас очень тяжёлая утрата, это я знаю.  Когда буду в Саратове, то обязательно зайду к Вам. Не грустите. Пишите. С приветом к Вам Саша Гришанин.
  
 
В фондах СОМК сохранился ещё один документ - отзыв выжившего в плену нашего земляка:   
  «Я, Александр Павлович Гришанин, 1919 года рождения, член партии с 1940 года, проживаю (в 1950-х годах - авт.) в селе Кикино Балтайского района Саратовской области. Находился в плену с августа 1941 по 1944 год. С января 1945 года служил в Красной Армии в составе Белорусского фронта.

Знал Вячеслава Викентьевича Зайца по совместному пребыванию в фашистском лазарете в лагере № 304 (Цайтхайн, Саксони
я) с ноября 1942 года. В.В. Зайц был членом антифашисткой группы. Ни в какой антисоветской организации он не служил, никаких связей с немцами не поддерживал, никакой работы во вред советского государства не проводил, никакими привилегиями со стороны лагерного начальства не пользовался. До конца был предан советской Родине. Умер 8 апреля 1944 года. Данные сведения подтверждаю. А. Гришанин»
    
 
Волжский городской районный военный комиссариат г. Саратова
 
  Зайц Викентию Викентьевичу - извещение: Ваш сын, рядовой Зайц Вячеслав Викентьевич, 1912 года рождения, уроженец г. Куйбышева, находясь на фронте, пропал без вести в июле 1942 года. Настоящее извещение является документом для возбуждения ходатайства о пенсии.

19 декабря 1947 г.
 
 
Цайтхайн (нем. Zeithain) - сегодня это коммуна в Германии, в Земле Саксония, на территории бывшей Германской Демократической республики. Административное подчинение земельной дирекции Дрездена. Входит в состав района Риза-Гросенхайн. 

Во время Второй мировой войны в Цайтхайне находилс
я лагерь смерти. В 1941-1945 гг. в концлагере погибло около 25.000 советских военнопленных. В 2005 году общественные объединения «Саксонские мемориалы» и «Народный Союз Германии» по уходу за военными могилами опубликовали «Книгу Памяти советских военнопленных, умерших в лагере Цайтхайн» с данными на более чем 5 тысяч человек. В апреле 2006 года в Белоруссии вышло издание на русском языке: «Цайтхайн: Книга памяти советских военнопленных». (Из ресурсов интернета).

__________________________

С 2004 года в Московской консерватории была возрождена одна из традиций - ежегодные поездки студентов, аспирантов и педагогов Московской консерватории в Смоленскую область по местам боев 8-й Краснопресненской дивизии народного ополчения, в которой летом и осенью 1941 года сражались многие консерваторцы и выпускники Центральной музыкальной школы. Тогда из музыкантов, композиторов, студентов и аспирантов консерватории было сформировано подразделение, которому кто-то дал название «Батальон имени Чайковского», и оно сразу прижилось...

18 сентября 2005 года в Парке боевой Славы города Ельни на алл
ее, ведущей к Вечному огню, был торжественно открыт Памятный знак погибшим консерваторцам. Памятный знак представляет собой гранитную плиту с надписью «Московская консерватория - ополченцам 8-й Краснопресненской дивизии павшим в боях под Ельней в 1941 года».

В 2016 году Вахта Памяти москвичей на Смоленщине пройдёт 28 мая. (Веб-сайт Московской государственной консерватории им. П.И. Чайковского).


 
         P.S.  Автор искренне благодарит сотрудников Саратовского областного музея краеведения за возможность опубликовать этот материал, отдавая дань памяти одному из миллионов советских людей, погибших в годы Великой Отечественной войны.
 После ознакомления с личным делом Вячеслава Зайца в архиве Московской государственной консерватории статья может быть дополнена.    


      
 

Анкета Вячеслава Зайца. Концлагерь № 304. Цайтхайн, 1942 г.

Анкета Вячеслава Зайца. Концлагерь № 304. Цайтхайн, 1942 г.

 

Профессор Зайц В. с ученицами.

Профессор Викентий Зайц с ученицами.


Воскресенское кладбище. Саратов, 2016 г.

Воскресенское кладбище. Саратов, 2016 г.